• По умолчанию
    Медицина без границ мы лечим людей, а не заболевания
Главная>Статьи>О детях>Случай из клинической практики Заведующей отделением детской хирургии Куцкой Светланы Васильевны и Заведующей педиатрическим отделением Шевченко Наталии Николаевны

Случай из клинической практики Заведующей отделением детской хирургии Куцкой Светланы Васильевны и Заведующей педиатрическим отделением Шевченко Наталии Николаевны

Поиск статьи
Введите название статьи или ее содержимое
найти
Случай из клинической практики Заведующей отделением детской хирургии Куцкой Светланы Васильевны и Заведующей педиатрическим отделением Шевченко Наталии Николаевны

Эта история «всколыхнула» весь госпиталь.

Жил-был мальчик… Он родился здоровым, рос с мамой и папой, любящими его от всего сердца.

Меккелев дивертикул — это врожденный порок развития, представляющий собой мешковидное выпячивание стенки тонкой кишки.

Меккелев дивертикул — довольно распространен, выявляется случайно приблизительно у 2% взрослых пациентов, переносящих операцию на органах брюшной полости по другим причинам.

Меккелев дивертикул возникает при неполном заращении желточного протока, соединяющий кишечник и желточный мешок во время эмбрионального развития. Обычно он закрывается к третьему месяцу внутриутробного развития. Весьма часто заболевание протекает без какой бы то ни было симптоматики (в 53,6% случаев). У детей до двухлетнего возраста основным симптомом являются кровотечения и кишечная непроходимость. Как правило, кровотечения безболезненны, обильны и ведут к тяжелой анемии.

Иногда единственным признаком является необъяснимая анемия, вызванная хронической потерей скрытой крови. В большей части случаев, «при наличии кровотечения, обнаруживается эктопическая слизистая желудка с изъязвлением дивертикулы или слизистой соседней подвздошной кишки» - так пишут в хирургических энциклопедиях.

У нашего маленького пациента было прободение стенки тонкого кишечника (иными словами, «дырка» в стенке кишки), осложнившаяся еще и внутрибрюшным кровотечением. Уровень гемоглобина на операции был около 40 г/л (а должно быть более 140 г/ л). Она длилась более 2 часов.

Мальчишка после операции был помещен в отделение реанимации, и мы все выдохнули, когда стало ясно, что в реанимацию нужны игрушки. Было тревожно, как заработает кишечник, будет парез или нет, будет температура или нет? Но, все прошло хорошо. Он - молодец, он терпел боль, ел невкусную лечебную кашу, он мирился с капельницами, которые держали его привязанным к одному месту по 8-10 часов. А через неделю наши умницы - две заведующие отделениями детской хирургии и педиатрии выписали его домой. Улыбнулся он нам только в последний день, перед выпиской.

Вот так закончилась эта история…




Комментарии. Дорогие родители, наши дети — это самые непредсказуемые на свете пациенты. Поставить диагноз в считанные минуты – это высший профессиональный пилотаж детских врачей. Вы часто критикуете нас за чрезмерную бдительность, излишнюю «тревожность». Но такие истории лишь подтверждают нашу правоту. Скажу прямо, такие клинические случаи не являются для нас рутинной, ежедневной работой. И, если бы мы находились в Москве, этот ребенок, может быть, и не оказался бы у нас. Но, там, где мы есть – мы одни. Поэтому, анализируя эту историю, я очень рада, что мы готовы принимать тяжелых пациентов и профессионально их лечить.